ГлавноеСобытияПартияПрограммаДепутатыФракция в ГД
Лента новостейОфициальноАнонсыСМИФотоВидеоАудиоEnglish

Олег Нилов об ответственности за оставление водителем места ДТП

07 февраля 2019

7 февраля Государственная Дума приняла в первом чтении проекты федеральных законов № 575754-7 "О внесении изменения в статью 12.27 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях" (об уточнении административной ответственности за оставление водителем места дорожно-транспортного происшествия, участником которого он являлся) и № 575472-7 "О внесении изменений в статьи 264 и 2641 Уголовного кодекса Российской Федерации" (об уточнении уголовной ответственности за нарушение правил дорожного движения). С докладом по данному законопроекту выступил заместитель Министра внутренних дел Российской Федерации Игорь Зубов. От фракции "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" задал вопрос и выступил Олег Нилов:

– Игорь Николаевич, напомните, пожалуйста, в случае совершения ДТП с тяжкими последствиями, скрытия водителя с места ДТП. Что происходит по закону? И если можно, скажите, что на самом деле на практике происходит с автомобилями этих скрывшихся с места преступления водителей? Как они задерживаются? Может быть, конфискуются? По, так называемому, орудию преступления, каковы действия по закону и на практике, если можно?

Игорь Зубов:

Я понимаю суть вашего вопроса, читал ваши выступления и ваши предложения о конфискации автомобилей в подобных случаях. На этот случай или на этот счёт есть решение Конституционного Суда другое, которое не относит автомобили к орудиям преступления в подобных ситуациях.

В целом, если рассказывать о том, каким образом, что происходит в дальнейшем с автомобилями, но вы прекрасно понимаете, там разные бывают ситуации – на одних автомобилях, если они не являются объектом последующих экспертиз и прочего, водители покидают место происшествия после фиксации всех следов, для других случаев автомобили ставятся на принудительную стоянку. По конфискации вопрос сейчас не стоит. Если подобные нормы представляется интересными, давайте посмотрим. Хотя я говорю, что есть решение и конституционных, и верховных судов, где говорится, что во многих или в большинстве случаев автомобили не являются орудием преступления, потому что там связь должна быть, вы знаете, причинно-следственная там и многое другое. Надо смотреть конструкцию нормы.

Предположим вариант: сознательный наезд, террористический акт, такая машина изымается. Потом, после рассмотрения уголовного дела, она может быть, как орудие конфискована.

Выступление Олега Нилова:

– Уважаемый Александр Дмитриевич (Жуков, Первый заместитель Председателя ГД – Прим. ред.)! Уважаемый Игорь Николаевич!

Действительно, очень важный законопроект, но хотелось бы, чтобы мы такие законы принимали, в том числе, по предложению депутатов или Правительства, а не по решению Конституционного Суда.

Я знаю, что многие депутаты, и я лично предлагал не раз ужесточить санкции уголовного наказания так называемых гонщиков, стритрейсеров, которые, как совершали многочисленные правонарушения и преступления, так и продолжают гонять по улицам и наших городов, и весей, потому что наказание не останавливает, к сожалению. Каждое десятое ДТП заканчивается тем, что правонарушитель покидает место происшествия. Примерно тысяча каждый год гибнет наших граждан, в первую очередь пешеходов в зоне пешеходного перехода, водителей других от действий таких преступников, которые покидают место происшествия.

Я считаю, что тут наказание должно быть не просто поднято до высшей планки, сегодня, я напомню, что это семь-девять лет, с четырёх. Сегодня четыре года за то, что он убил человека, скрылся, спрятался, потом его нашли или он сам пришёл, он может получить четыре года. Почему мы это не исправили до сих пор? Это главная претензия к нам самим.

Так вот, сегодня мы поднимаем до высшей планки – дом семи лет, как правило. Что такое семь лет? Колония-поселение и через три года условно досрочное освобождение. Разве это тоже справедливо? Я считаю, что нет. Почему нужно наказывать жёстче этого самого беглеца? Да потому что, первое – он оставил жертву в состоянии опасности, это отдельная статья. Согласитесь, что тот, кто остановился, он хотя бы вызовет скорую помощь и полицию, сам окажет помощь. С проезжей части жертву никто не убрал, если он там остался, ещё одно будет ДПТ. Конечно, он продолжил движение, значит, несёт угрозу другим пешеходам, другим водителям. Почему мы это не учитываем?

Тот факт, что он бегает, прячется, а на поиск его и привлечение к ответственности затрачиваются колоссальные усилия МВД, отвлекаются сотрудники. Это тоже затраты. За эти вещи, я считаю, должно быть более жёсткое наказание. И буду делать соответствующие предложения, соответствующие поправки.

Согласитесь, почему на полтора-два года мы лишаем прав таких гонщиков, у которых сотни нарушений разных статей, плюс потом вот такое тяжкое ДТП, и он, отбыв наказание два-три года в колонии-поселении или под домашним арестом, выходит, получает опять права, и продолжает, как правило гонять и представлять угрозу.

Я считаю, что нужно увеличивать срок лишения прав таких преступников, которые убили одного или нескольких граждан России. Я считаю, до 20 лет, надо вносить такое предложение. К сожалению, пожизненно, нет такой возможности, но до 20 лет, да, ограничить возможность его управлять автомобилем, есть такая юридическая возможность.

Давайте не ждать решения Конституционного Суда, а вносить такие поправки самостоятельно.

Вторая позиция. Материальный ущерб.

Сложилась такая практика, у нас один-два миллиона решением суда компенсация физического ущерба, материального, морального, больше нет такой практики. Почему? Согласитесь, что если семья осталась без кормильца, нужно воспитывать детей, попробуйте посчитайте, сколько это будет стоить. Разве это будет один-два миллиона? Нет, конечно.

Поэтому мое предложение делать такой ответственность сумой для этих гонщиков, чтобы они чувствовали ее.

Есть такая практика, уважаемые коллеги в скандинавских странах, например, в Финляндии до 100 тыс. долларов, 150 тыс. долларов, наказание просто за превышение скоростного режима. Такие штрафы останавливают пыл многих и многих гонщиков, в том числе таких стритрейсеров.

Еще один пример. Наверняка вы слышали, что два года назад в центре Берлина два стритрейсера разогнались до скорости 170 км/ч, проехали 10 перекрестков на красный свет. На одиннадцатом – ДТП, погибает немецкий пенсионер, они получают пожизненный срок. Берлин. Кто-то будет говорить: давайте соблюдать такие традиции европейские, мировые. Вот она традиция и практика – пожизненный срок и конфискация имущества, потому что это признано умышленным убийством. Ну, а почему нет? Если водитель садится в алкогольном или наркотическом опьянении за руль, демонстративно нарушает и скоростной режим, и правила движения, почему это мы не можем признать умышленным убийством? Вот главный вопрос и главное предложение моё, которое, я тоже считаю, во втором чтении надо рассмотреть, и тогда совсем другая ответственность. Пусть будет не прямой умысел, но косвенный умысел точно существует в поведении таких водителей, а значит, они должны наказываться совсем по другой статье, с другими сроками и с конфискацией имущества. В первую очередь – орудие убийства тогда становится автомобиль, и в том и в другом варианте оно должно быть конфисковано: либо уничтожено, либо направлено на компенсацию ущерба. Спасибо.

Официальный сайт Политической партии СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ
Копирование материалов приветствуется со ссылкой на сайт spravedlivo.ru
© 2006-2019