ГлавноеСобытияПартияПрограммаДепутатыФракция в ГД
Лента новостейОфициальноАнонсыСМИФотоВидеоАудиоEnglish

Депутаты фракции "СР" о лицензировании деятельности по управлению многоквартирными домами

06 июня 2018

6 июня Государственная Дума отклонила в первом чтении проект федерального закона № 1077956-6 "О внесении изменений в Жилищный кодекс Российской Федерации и отдельные законодательные акты Российской Федерации" (в части исключения положений о лицензировании деятельности по управлению многоквартирными домами). С докладом и заключительным словом по данному законопроекту выступил один из его авторов Олег Шеин. От фракции "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" выступили Галина Хованская и Дмитрий Ионин.

Доклад Олега Шеина:

– Это тот самый законопроект, 50-й юбилей которого в рамках повестки дня я предлагал отмечать не так давно. Я хотел сказать искреннее спасибо Совету Думы.

Я понимаю, что, может быть, позиция комитета не поменяется, и было бы странно, если бы она изменилась, но, по крайней мере, у нас есть возможность содержательно поговорить по реальной проблеме, которая существует.

Если какое-то время назад была принята нелепость, и было принято решение, которое, очевидно, проводилось без должного осмысления – это не повод, чтобы к этому вопросу в повестке дня не возвращаться назад.

В данном случае я говорю о введении механизма лицензирования в сфере ЖКХ. Давайте вдумаемся: для того, чтобы построить дом, лицензии не требуется, чтобы капитально отремонтировать дом, лицензии тоже не требуется, а вот для того, чтобы около дома подмести или ввинтить лампочку, требуется лицензия, то есть разрешение от органов государственной власти на ведение соответствующей деятельности.

Сам по себе такой подход представляется парадоксальным. Здесь только-только была дискуссия про рынок, конкуренцию, но, очевидно, что лицензия, что в переводе с латинского означает "право", в данном случае это право не населения, не потребителя, не клиента, а право чиновника решать, кому работать на рынке, кому нет. Это само по себе априори предполагает некоторые ограничения очевидной конкурентоспособности.

Повторю ещё раз: для строительства домов, для капитального ремонта домов, лицензии не нужны, а для того, чтобы дом просто содержать и подметать территорию перед ним, лицензии требуются.

Если, к примеру, жители какого-то дома, а такие дома есть везде: в каждом поселении, в каждом городе, наверняка, даже во многих домах живут здесь присутствующие депутаты Госдумы, не очень удовлетворены работой управляющей организации, но при этом не хотят с ней разрывать договор, не созрели к разрыву договора и жители дома, как это часто бывает, собирают деньги, привлекают другую фирму, с ней заключают договор.

Я хочу объяснить составу парламента, что и фирма, которая за ваши деньги ваш дом будет ремонтировать, но которая не является управляющей организацией, эта фирма подпадает под штраф, по Кодексу об административных правонарушениях, 14.1.3, поскольку она осуществляет деятельность по ремонту и содержанию жилого дома, не обладая лицензионным правом на данный конкретный дом.

То есть, по сути дела, жители дома имеют полное право платить деньги только одной организации. Любое привлечение иной посторонней фирмы для того, чтоб эта посторонняя фирма что-то ремонтировала в доме, по действующему законодательству подпадает под правонарушение и рискует штрафом в 150 тысяч рублей в соответствии с Кодексом об административных правонарушениях. Понятно, что штрафы эти не работают. Это к теме бессмысленного российского законодательства, которое вводит драконовские меры, при этом понимая прекрасно, что они будут применяться только в исключительном порядке, когда это сочтет необходимым соответствующий сотрудник.

Следующая вещь. К вопросу о том, кто имеет право на лицензию, кто нет. Есть какая-то компания, которая обслуживает десяток домов. Но при этом в двух домах к этой компании жители предъявили претензию, написали жалобу в жилищную инспекцию. Жилищная инспекция через суд у этой компании отозвала лицензионное право на ведение деятельности. И жители остальных восьми домов лишились права заключать с ней договор.

Здесь много людей, кто раньше работал в этом бизнесе и сегодня интересуется этой темой. Кто-то из ваших контрагентов, например, ранее был недоволен тем, как вы ведете работы и с вами разорвал соглашение. Так вот по тем правилам, которые работают в сфере управления домами, это означает, что и другие контрагенты не вправе были заключать с вами договор.

То есть повторю еще раз, если 15% по площади от тех домов, которые имеют договор с данной управляющей организацией через жилищную инспекцию, с этой управляющей организацией по суду разрывали договор, то жители остальных 85% домов лишались права иметь договор с данной управляющей организацией. Это вообще разумные правила? Я полагаю, что не очень.

Здесь у нас состав парламента несколько изменился по сравнению с предшествующим периодом, но, очевидно, что эти правила, они просто вмешаются в договорные отношения людей и запрещают тем собственникам домов, тем домам, которые вполне довольны условиями работы, иметь дело с той управляющей компанией, у которой конфликт с какими-то другими посторонними домами.

Следующая вещь. Насколько вообще этот закон о лицензировании, как нам много рассказывали, очистил рынок от недобросовестных компаний, якобы недобросовестных? Отвечу по цифрам. Из 17,5 тыс. управляющих организаций через эти все суды право на ведение деятельности после 2015 года 1 мая потеряло, по оценкам комитета по природным ресурсам, четыре компании, по оценкам комитета по ЖКХ, шесть компаний. Ничтожная и микронная величина. То есть, этот договор на самом деле никого особенного с рынка-то не выгнал, но он лишил права собственникам многоквартирных жилых домов иметь разнообразие договоров.

Раньше до закона о лицензировании домовой совет имел возможность заключить множество договоров: с одной организацией – на уборку территории, с другой компанией – на замену стояков, с третьей фирмой – на ремонт кровли, с четвёртой – на обслуживание мест общего пользования, то есть, было многообразие договоров, и домовые советы соответственно имели возможность наиболее эффективно расходовать деньги жильцов. Теперь этого права у домовых советов больше нет. По сути дела, лицензирование перевело в плоскость отношений в сфере управления домами с договорных отношений на сферу жалоб. А сфера жалоб означает следующее. Что собственники многоквартирного дома вместо того, чтобы самим распоряжаться своими деньгами, самим решать, что им выгодно, а что нет, подталкиваются государством к написанию жалоб.

Жалобы влекут за собой естественный результат. Приходит жилинспектор, штрафует управляющую организацию или, того интересней, ТСЖ, а у ТСЖ, управляющей организации деньги одни – это деньги жителей данного дома, других денег у них нет, помидорами они не торгуют.

Соответственно вся модель этого закона сводится к тому, что деньги, которые население заплатило за ремонт собственного дома, по жалобам уходят в государственный бюджет. Людей демотивируют, особенно в ТСЖ, к тому, чтобы заниматься ремонтом своих домов.

И последнее, о чём хотелось сказать. Мы много слышали демагогии про то, что собственники ни на что не способны, ничем не умеют управлять, народ страны настолько безынициативен, что его обязательно надо опекать и только патерналистская модель к чему-то может привести.

Скажу по цифрам. В стране 130 тыс. кооперативных домов и ТСЖ, и более 76 тыс. спецсчетов по капремонту, где люди управляют этим, управляют достаточно эффективно. Не надо вмешиваться там, где о том никто ничего не просит. Не надо пытаться подменять собственников в управлении собственниками своими собственными деньгами и своими собственными финансами и ресурсам.

Повторю ещё раз. Закон о лицензировании: рынок ни от чего не очистил, но лишил домовые советы права распоряжаться своими деньгами и уничтожил одну из наиболее эффективных форм управления, – это непосредственно управление в домах, где более 30 квартир. Потому мы за изменение законодательства, и я прошу поддержать данный законопроект хотя бы оппозиционной фракцией.

Выступление Галины Хованской:

– Уважаемый Иван Иванович (Мельников, Первый заместитель Председателя ГД – Прим. ред.), уважаемые коллеги!

Я хочу вам рассказать начало этой истории. Откуда появилось лицензирование? Причём появилось оно, как временная мера, об этом говорил Дмитрий Анатольевич Медведев, что это не означает, – навсегда. А появилась она в момент, когда уже саморегулирование в этой сфере начало становиться на ножки. И как раз в этот момент принимаем решение – давайте лицензировать.

Эта сфера конкурентная! Услышьте меня. Не должно было быть тут никакого лицензирования. К чему это привело? То, что все-таки осталось в нашем заключении комитета, я автор этих норм, и я вам прочитаю, это официальное заключение комитета – необходимо учитывать, что введение лицензирования деятельности по управлению многоквартирными домами привело к сокращению конкурентной среды в результате монополизации рынка, перехода к управлению большей части жилищного фонда государственными организациями в городах федерального значения Москве и Санкт-Петербурге.

Добавлю от себя, в Москве 85% жилищного фонда в управлении ГБУ (государственного бюджетного учреждения). Так вот я хочу вам задать вопрос. Лицензию у такого отберут? У государственного бюджетного учреждения? Ответ очевиден.

Выпадающие доходы, которые сейчас может быть в меньшей степени будут, из-за того, что мы ввели прямые договорные отношения, кто им компенсирует? Бюджет. А частные управляющие организации, они компенсируются? Ответ "нет".

Дальше. Посмотрим, что в малых городах творится. А в малых городах прошел замечательный процесс передачи управления домами аффилированным с местными властями организациям. Ну как не порадеть родному человечку? Племянничек какой-нибудь или там брат, сват и так далее. Как следствие – возросли платежи граждан.

Я не считаю, что снижение жалоб граждан на управление жилищным фондом, на предоставление жилищных услуг – это следствие введения лицензирования. Да я рада, что принята была моя поправка о праве вето, если хорошая управляющая организация, её гнобят местные чиновники. Я просто хочу, чтобы вы поняли – это вообще, строго говоря, зло, а не добро. То есть мы не раскрутили окончательно систему саморегулирования, хотя она уже действительно начинала работать. Вместо того, чтобы этот институт развивать, мы перешли к другому. Спасибо Дмитрию Николаевичу Козаку (Заместитель председателя Правительства Российской Федерации с октября 2008 года – Прим. ред.) это его замечательная идея. Спасибо за внимание.

Выступление Дмитрия Ионина:

– Про лицензирование всё достаточно хорошо и ярко сказали два общепризнанных специалиста в вопросах ЖКХ Олег Шеин и Галина Хованская, я думаю, что с их авторитетом мы спорить не будем.

А то, что сказал Павел Рюрикович (Качкаев, депутат фракции "Единая Россия" – Прим. ред.), меня только убедило в том, что действительно на сегодня система лицензирования не работает, исходя из того незначительного микроскопического процента управляющих компаний, которые лицензий были лишены за нарушения. Если мало управляющих компаний лишены лицензий за нарушение, логично, что, значит, либо они все хорошо работают, либо не работает система лицензирования – одно из двух, третьего не дано, поэтому тут как раз всё понятно.

Но, учитывая, что дискуссия у нас вышла чуть-чуть шире, вообще, затронула сферу ЖКХ, хотелось бы кратко остановиться на одном моменте и напомнить коллегам. У нас с вами есть законопроект 332647-7, очень хороший законопроект, в 159, в 160 статью Жилищного кодекса вносит изменения, в соавторах, в разработчиках изначально был Олег Васильевич Шеин, коллеги из "СПРАВЕДЛИВОЙ РОССИИ", из "Единой России" много соавторов и коллега Натаров из ЛДПР, мы его приняли в феврале, люди очень позитивно на него отреагировали. Это тот закон, который касается того, что меры социальной поддержки приостанавливаются только в случае, если есть решение суда по долгам.

Помните, мы его здесь принимали и все дружно поддержали, очень хороший, правильный закон, но с февраля он у нас так и застрял, после первого чтения, до сих пор движения нет, даже второго чтения мы не прошли, четыре месяца уже прошло.

Я думаю, ни у одного меня люди напоминают, требуют и я, уже используя трибуну Госдумы, чтобы напомнить, коллеги, давайте ускорим принятие этого законопроекта – это крайне важно для наших с вами избирателей. Спасибо.

Заключительное слово Олега Шеина:

– Дискуссия показала, что оппоненты закона не очень понимают предмета обсуждения от слова "в принципе". Начнём с того, что предмет обсуждения – это не замена лицензирования на СРО, на саморегулирующиеся организации. Вот как лучшее – враг хорошего, так и худшее – враг плохого. СРО тоже справедливо подвергались критике, потому что формирование СРО в сфере управления многоквартирными домами и обслуживание ими предполагало ничто иное, как увеличение платы с населения. Поэтому, вполне естественно, что идея госпожи Николаевой, которая здесь в предшествующем созыве была проводником идеологии СРО, она натыкалась на сопротивление. Но то, что вы сделали потом, вместо СРО приняв решение о лицензировании, это хуже и это худшее, которое враг плохого.

Второе. Заказчиком является никакая не управляющая компания, что это за придумки, с какой поры управляющая компания является заказчиком чего-то по дому. Это что, ее деньги? Она их подарила жителям дома, они их где-то заработали, торгуя одеждой на вещевых рынках в городе Москве или Барнауле? Ничего подобного. Управляющая компания – это максимум посредник между жителями и субподрядными организациями, о чем здесь идут все эти придумки. Заказчик всегда и везде и тот, кто платит деньги, деньги платит собственник, деньги платит житель, поэтому заказчик житель.

Но вы принятием решения о лицензировании лишили жителя, лишили собственника права быть заказчиком в отношении множественных контрагентов. У жителя, у собственника есть возможность заключить договор только с одной организацией, с управляющей организацией и больше ни с кем. Со всеми остальными дело может иметь только через нее, нельзя по закону привлечь какую-то организацию, чтобы она, скажем, отремонтировала подъезд, как люди, повторю еще раз, часто делают, скидываясь дополнительно, поскольку по закону, по правилу никто не имеет возможности ремонтировать подъезд в доме кроме той управляющей организации, с кем у дома заключен договор.

Следующая вещь. Что касается того, что, видите ли, "Единая Россия" не знает, сколько управляющих организаций было в стране. Зачем это вообще знать-то было надо? Вы и сегодня не знаете, сколько хлебных киосков торгуют хлебом и дальше, что из этого? Ради того, чтобы узнать, вы введете лицензирование по торговле хлебом в Российской Федерации, картошкой, чем еще? Это не ваши деньги и не вам об этом знать, об этом знать и ведать вправе только клиенты, вправе только жители домов, которые в рамках своего города, своего поселка, своего населенного пункта, своего квартала смотрят, какие же есть фирмы в этом пространстве и с кем заключить договор. Ваше-то какое здесь дело? Вы что вкладываете партийные деньги в ремонт домов в Российской Федерации? Какие, покажите, мы здесь все оппозиционные фракции с удивлением и с большим интересом посмотрим на это и всем расскажем, но вы же этого не делаете. Но вместо того, чтобы не мешать людям распоряжаться своими деньгами, вывели правило о том, что жители домов имеют возможность заключить договор только с одной организаций и ни с кем еще.

Что касается уменьшения жалоб. Уменьшение жалоб происходит не по той причине, что лицензирование введено, а по той причине, что всякие глупости, которые параллельно были введены вместе с лицензированием, потихонечку исправляются.

Я напомню, что непосредственное управление, которое работало в любых домах, независимо от количества квартир, и где жители дома имели право на множественные договоры и имели право заключать такие соглашения и свободно распоряжаться своими деньгам, в частности, предполагало, что жители этих домов имеют право на прямой договор. Эти дома по определению напрямую платили деньги в коммунальные компании, в энергосбытовые фирмы, водоканалы без посредников. Потом, когда в 2014 году непосредственно управления запретили, всех людей стали погружать в коллективную ответственность и создали проблему. Естественно, возросло число жалоб, потом приняли 76-й закон, кстати, инициатива Галины Петровны Хованской, по которому там ранее имевшие непосредственную форму управления, сохранили право на прямой договор. Потом, наконец, спустя четыре года, приняли решение о том, что все жители всех домов, если приняли решение на собрании, имеют право на прямой договор, но это право у них раньше было, но просто его отняли в 2014 году. Поэтому то, что сегодня сократилось число жалоб, но это иллюстрация известной поговорки про китайский комсомол, который славен тем, что героически преодолевает созданные собой же ошибки.

Вы сформировали проблемы, вы, наконец-то, спустя четыре года, поняли, что проблемы эти есть, вы изменили законодательство, вернули его примерно, хотя бы туда же, где оно было до 2014 года, теперь рассказываете, что число жалоб сократилось. Это вполне естественная процедура после изменения вами тех ошибочных решений, которые вами были приняты.

Поэтому закон не о чём-то ином, как о праве жителей домов, включая, кстати, здесь присутствующих, на распоряжение собственными деньгами. Закон о том, чтобы собственники имели право самостоятельно заключать договоры, чтобы домовые советы имели инструментарий, который у домовых советов был отобран принятием закона о лицензировании вами в 2014 году. Спасибо.

Официальный сайт Политической партии СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ
Копирование материалов приветствуется со ссылкой на сайт spravedlivo.ru
© 2006-2018