ГлавноеСобытияПартияПрограммаДепутатыФракция в ГД
Лента новостейОфициальноАнонсыСМИФотоВидеоАудиоEnglish

Депутаты фракции "СР" задали вопросы министру экономического развития РФ

07 февраля 2018

7 февраля в Государственной Думе в ходе "правительственного часа" с информацией выступил министр экономического развития Российской Федерации Максим Орешкин. Вопросы ему задали Валерий Гартунг, Олег Николаев и Ольга Епифанова. От фракции "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" выступил Михаил Емельянов.

Вопросы

Валерий Гартунг:

-Уважаемый Максим Станиславович, понятно, что Правительство прилагает усилия для расширения доступа малого и среднего бизнеса к государственным закупкам и к закупкам госкомпаний, и мы видим это по числу законопроектов, вносимых в Государственную Думу.

Но вместе с тем, в декабре прошлого года Правительство внесло поправку в ФЗ 223, по которому вывело из-под действия этого закона закупки у взаимозависимых лиц, таким образом, вывело из-под госконтроля закупки на десятки триллионов рублей.

Поясните, пожалуйста, какой логикой руководствовалось Правительство, когда, с одной стороны, оно вносило законы, которые увеличили допуск малого и среднего бизнеса к госзакупкам, а с другой стороны, сразу же на десятки триллионов рублей вывело из-под госконтроля сделки? Поясните, пожалуйста, в чём здесь логика и, вообще, чем руководствовалось Правительство, когда вносило такую поправку? Спасибо.

Максим Орешкин:

В своём выступлении я говорил, что действительно есть проблема зависимых компаний, которые получают доступ к закупкам и на самом деле госкомпании выполняют вроде бы формальные показатели, а в реальности не всегда до малого бизнеса этот спрос доходит.

Поэтому когда мы работаем внутри (я являюсь председателем Совета директоров корпорации МСП) у нас именно ключевой индикатор – это количество компаний МСП, которые получили доступ к закупкам, средний размер закупки, потому что главная задача не просто отчитаться, а сделать так, чтобы большое количество малого и среднего бизнеса получило доступ.

Что касается конкретного вопроса про этот законопроект, я сейчас, к сожалению, подробно на него ответить не могу – это инициатива Правительства, но у нас, как вы знаете, госзакупками занимается Министерство финансов, я думаю, нужно будет за более подробным ответом обратиться в Министерство финансов здесь. Спасибо большое.

Олег Николаев:

– Уважаемый Максим Станиславович! Вопрос касается неравных конкурентных условий для российских производителей и импортёров на примере рынка полуприцепов в России. Доля составляет более 70, это ввоз, около 30 % – наше производство. Но при этом проблема в том, что ввозится в большинстве своём бэушная техника. Соответственно, низкие пошлины, неравная конкуренция. Мало того, что многие страны отказались от ввоза бэушной техники. Это и развитые страны – США, Австралия, и страны БРИКС – Китай, Бразилия и иные, соответственно, и наши коллеги по ЕАЭС. Усугубляет ситуацию то, что отсутствует утилизационный сбор на полуприцепы. Но ещё более ситуация выглядит странной, что органы сертификации, которые призваны заградительным барьером служить, которые находятся в ведении вашего министерства, как бы ведут такую деятельность, что продают сертификаты по Интернету. И есть факты, когда лаборатории, которые производят испытания опасных и многотонных грузов, находятся на третьем этаже в жилых квартирах. Поэтому вопрос. Что намерены делать ваше министерство и в целом правительством для того, чтобы нивелировать такие пробелы в законодательстве, чтобы обеспечить реальный экономический рост? Спасибо.

Максим Орешкин:

– Смотрите, если просто обратиться к фактам, за последний год, благодаря действиям Росаккредитации, у нас количество таких лабораторий сократилось на 30%. То есть мы проводим сейчас жесткую политику по вычищению тех игроков на этом рынке, которые как раз и обеспечивают те проблемы, действительно это большие проблемы, для рынков этих сегментов. При этом уже в первом чтении принят новый закон об аккредитации, который расширяет для нас возможности борьбы как раз с этим нелегальным элементом. Эта проблема, мы считаем, действительно очень серьезная.

И здесь мы работаем не только по этому направлению. Нами сейчас тоже подготовлен очень детальный доклад с описанием этих проблем и, что самое важное, конкретных решений, которые нужно принять, чтобы эту проблему решить. Я абсолютно согласен в важности и серьезности этой проблемы. И будем надеяться, что в 2018 году нам здесь удастся серьезно продвинуться и практически свести к нулю проблему с некачественными сертификатами. Спасибо.

Ольга Епифанова:

– Уважаемый Максим Станиславович, передо мной письмо пинежского потребительского общества, это сеть маленьких магазинчиков, точек общественного питания, бытового обслуживания, работающих в северных деревнях и посёлках, где невыгодно работать бизнесу, наценка минимальная, у населения просто нет денег, средняя зарплата на предприятии 19 тыс. рублей, у квалифицированных работников 23. После повышения МРОТ и декабрьского решения Конституционного Суда о том, что северные надбавки нельзя включать в МРОТ, зарплату должны повысить до 21 тыс., независимо от квалификации работника, плюс дополнительные отчисления из фонда оплаты труда, у меня очень большие опасения, что пинежское потребительское общество просто не сможет жить в этих условиях, а если выживет, то закроет магазины в деревнях и сократит работников. Эта ситуация типична для всего малого и среднего бизнеса на Севере.

У меня очень простой вопрос. Что министерство планирует делать, чтобы поддержать предпринимателей, несущих груз северных обязательств государства и неконкурентоспособных в своей отрасли из-за этого, и не дать им разориться? Я вам передам это письмо здесь.

Максим Орешкин:

Спасибо большое. Это действительно очень серьезная проблема и мы сейчас с Минтрудом очень плотно работаем, чтобы найти выход из этой ситуации, потому что с одной стороны это точечная проблема, но за ней, конечно, стоят реальные люди с реальными проблемами и о них забывать нельзя.

Спасибо большое за письмо, мы его обязательно сейчас примем в работу и будем здесь пытаться найти решение, чтобы этой проблемы избежать.

Выступление от фракции Михаила Емельянова:

Уважаемый Вячеслав Викторович (Володин, Председатель ГД – Прим. ред.), уважаемый Максим Станиславович, уважаемые коллеги!

Оценка министром нашего экономического положения выглядит чересчур оптимистичной. Конечно, может быть, это и хорошо, что пришёл молодой министр, оптимист, мы помним другого министра, который приходил в этот зал и говорил, что министр экономического развития есть, а самого экономического развития нет. Теперь нам говорят, что экономическое развитие есть. Оптимистично звучит. Особенно хотелось бы, чтобы так было на самом деле. Но, увы, реальность показывает обратное.

В своём выступлении сегодня Максим Станиславович, может быть, сознательно остановился на частных проблемах – малый бизнес, особые экономические зоны, садоводство, огородничество – это всё хорошо, но проблема имеет системный характер и главная проблема – это экономический рост. Просматривавшийся в 2017 году экономический рост к концу года упал до нуля. В начале года наметился рост в промышленности, но летом он остановился, а осенью сменился спадом. Напомню: в четвёртом квартале спад промышленного производства составил 1,7 %.

Падало практически всё: производство машинного оборудования, энергетическое машиностроение, мебель, одежда, обувь, даже хлебопекарная промышленность тоже падала, но может быть, наши россияне решили массово сесть на диету?

Рост наблюдался в отдельных сегментах, связанных с импортом или с государственной поддержкой. В одном из выступлений Максим Станиславович гордился тем, что у нас на 20 % увеличились авиаперевозки.

Это было бы хорошо, если бы это не было обусловлено элементарным фактором: открылась Турция, туристический поток в Турцию увеличился в 30 раз, самолёты туда начали летать. Есть, чем гордиться? Я думаю, нет, потому что туда улетели туристы, которые должны отдыхать на Кавказе, в Минеральных Водах, в Крыму.

Так что такие лукавые цифры, я думаю, не очень убеждают нас в том, что у нас всё в порядке с экономическим ростом. Министр заявляет, что наша экономика адаптировалась к новым внешним экономическим условиям, но извините, адаптация, которая означает стагнацию на грани рецессии – это то, что нам нужно.

Без радикального изменения экономической политики, Максим Станиславович, вы войдёте в историю не как министр экономического развития, а как министр экономической рецессии.

Когда анализируешь экономическую политику наших экономических властей, то с удивлением приходишь к выводу, что эта политика не только не направлена на стимулирование экономического роста, но наоборот делается всё, чтобы этого экономического роста не было.

России есть все объективные условия для того, чтобы у нас был устойчивый, стабильный, высокий экономический рост. У нас есть квалифицированная недорогая рабочая сила, у нас есть свободные производственные мощности, у нас широкий рынок для инвестиционных и потребительских товаров. Так почему же нет экономического роста?

Все причины, которые мешают экономическому росту – рукотворные и коренятся в экономической политике, которую проводят наши экономические власти.

Высокая ключевая ставка. У нас реальная ключевая ставка самая высокая в мире. Ни в одной стране мира нет такой ставки. Естественно, кредиты остаются недоступными.

Валютный курс. Девальвация, падение почти в два раза. Потом за последние годы валютный курс увеличился на 30 процентов, но, естественно, это негативно влияет на ценовую конкуренцию нашей промышленности.

Налоговая политика. Сколько "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" предлагала принять закон о возмещении НДС, который бы вводил дифференцированное возмещение НДС в зависимости от того, какая добавленная стоимость создаётся.

Правительство отказывается его принимать. В результате возврат НДС стимулирует сырьевиков и абсолютно депрессивен по отношению к обрабатывающей промышленности.

Правительство совершенно не хочет контролировать цены и тарифы на воду, тепло, электроэнергию, газ и другие регулируемые цены и тарифы. Растёт себестоимость наших товаров. Всё это вместе взятое способствует тому, что для наших товаров оказываются закрыты внешние рынки, и опять растёт импорт двухзначными цифрами.

Причём опять же в одном из своих выступлений Максим Станиславович с гордостью сказал, что инвестиционный импорт у нас увеличился на 24%. Но чему радоваться? В этих 24% сидят те товары, аналоги которых производятся нашими производителями. Это удар по импортозамещению. Знаменательно, что ни в одном выступлении Максима Станиславовича я не услышал этого термина "импортозамещение". Похоже, Минэкономики об этом совершенно забыло.

Мы продолжаем пожинать негативные факторы вступления в ВТО, снижаем ввозные пошлины, вывозные пошлины. Но более того, мы не используем даже те протекционистские меры, которые нам ВТО разрешены, это при том, что уже весь мир вступил в стадию протекционизма. И даже Соединённые Штаты Америки, оплот глобализма, применяют протекционистские меры. Мы тащимся в хвосте отживших идей либерализма и монетаризма, боясь применять протекционистские меры там, где они должны быть.

Наконец-таки о потребительском спросе. Опять же Максим Станиславович говорил, что у нас растёт потребительский спрос, потому что растут заработные платы в определённых сегментах. Да, заработные платы растут, но реальные доходы населения падают. По официальным данным в прошлом году они упали на 1,4%. Опять же в одном из своих выступлений, по-моему, на гайдаровском форуме вы, Максим Станиславович, сказали, что у нас в частном секторе начали расти зарплаты. Они начали расти, только у сегмента выше среднего, у среднего класса и у бедных слоев населения доходы падают, а именно они являются потребителями отечественных товаров. Тот слой, о котором вы сказали, растет заработная плата, он является потребителем импортных товаров и опять же потребительский спрос в том виде, в каком он даже, если растет, то он стимулирует импорт. Это все очень тревожно.

"СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" считает, что во главу угла экономической политики должны ставиться не мифические цели в виде таргетирования инфляции, модернизации рыночных институтов, структурной перестройки экономики и так далее. В центре должен быть поставлен экономический рост. К сожалению, мы растем медленнее средних показателей по миру. Более того, мы значительно растем медленнее быстро развивающихся экономик, которые растут 6-7 %, это опасно. Если дела пойдут также, если мы не предпримем радикальных мер, то в очень скором времени мы не сможем не только защитить свой суверенитет, территориальную целостность, границы, поднять благосостояние населения, мы можем полностью выйти из числа мировых держав. Поэтому необходимо радикальное изменение экономической политики.

Что мы предлагаем? Прежде всего, ключевая ставка должна быть снижена до уровня инфляции плюс 0,5%. Должен быть обеспечен адекватный для нашей промышленности курс рубля. Необходимо не бояться использовать тарифные, нетарифные меры по защите отечественного рынка. Необходимо устранить все уловки, позволяющие при государственных закупках дискриминировать отечественные товары. Нужен жесткий контроль государства за регулируемыми ценами и тарифами. Не только экономическая, но и социальная мера должна стать последовательным стимулированием потребительского спроса.

Именно эти меры позволят нашей экономике выйти из рецессии. А вам, Максим Станиславович, стать действительно министром экономического развития, а не повторять потом вслед за предшественниками – министр экономического развития есть, а экономического развития нет.

И еще, уважаемые коллеги, пользуясь тем, что у меня осталось время, и я выступаю последним, у меня сложилось впечатление, что в этом зале нет удовлетворения тем, как министр отвечал на наши вопросы.

Максим Станиславович, вы показали себя очень хорошим политиком, умеющим уходить от вопросов, но министр как человек исполнительной власти должен на них отвечать, а не уходить.

По крайней мере в "СПРАВЕДЛИВОЙ РОССИИ" нет никакого удовлетворения от того как прошел этот "правительственный час".

Поэтому, Вячеслав Викторович, если позволите, сделаю предложение для Совета Государственной Думы и для профильного комитета. Давайте всё-таки проведём большие парламентские слушания, как мы часто это делаем по другим проблемам, поставим в центр вопросы экономического роста, экономической стратегии, чтобы Максим Станиславович пришёл, мы ему могли задать вопросы, и он откровенно и последовательно рассказал, что же Министерство экономического развития и другие экономические власти думают о том, как обеспечить нашей экономике экономический рост. Потому что если мы не обеспечим в ближайшее время экономический рост, последствия для нашей страны будут очень печальные.

Спасибо, коллеги.

Официальный сайт Политической партии СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ
Копирование материалов приветствуется со ссылкой на сайт spravedlivo.ru
© 2006-2018