ГлавноеСобытияПартияПрограммаДепутатыФракция в ГД
Лента новостейОфициальноАнонсыСМИФотоВидеоАудиоEnglish

Валерий Гартунг о применении налоговой ставки 0% по налогу на добавленную стоимость

07 апреля 2017

7 апреля Государственная Дума рассмотрела проект федерального закона № 113663-7 "О внесении изменений в статьи 164 и 165 Налогового кодекса Российской Федерации" (в части совершенствования применения налоговой ставки 0% по налогу на добавленную стоимость). С докладом по данному законопроекту выступил официальный представитель Правительства Российской Федерации заместитель Министра финансов Российской Федерации Илья Трунин. От фракции "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" задал вопрос и выступил Валерий Гартунг:

– У меня вопрос к Илье Вячеславовичу.

Я присоединяюсь к вопросу, который только что задал Сапко Игорь Вячеславович (депутат фракции "ЕР" – Прим. ред.). Я считаю, что действительно процедура очень сложная, и нужно по этому пути идти, нужно снижать бюрократию при возмещении НДС экспортёрам. Это улучшило бы наши позиции на мировых рынках. Это первое.

И второе. Как вы относитесь к идее введения дифференцированного возврата НДС экспортёрам продукции? То есть, чем выше передел, тем полнее ставка. Чем ближе к сырью, тем ниже ставка. А для сырьевиков – вообще отказаться от возврата НДС. Как вы к этому относитесь?

Спасибо.

Илья Трунин:

– Валерий Карлович, спасибо за вопрос. Я ещё раз повторю, что упрощение порядка возмещение НДС идёт, и с этого года для несырьевого экспорта, как раз о чём вы говорите, упростилась процедура принятия налога к вычету. То есть по экспортным операциям для тех экспортёров, которые не вывозят сырьё, несырьевые товары – это нефтегазовая группа, металлы, драгоценные камни, для них момент обращения за вычетом входящего налога установлен как одинаковый с внутренней реализацией. То есть никаких особенностей принятия налога к вычету, который потом идёт к возмещению при экспорте и при внутренней реализации, для таких несырьевых экспортёров сейчас нет в российском налоговом законодательстве. Эта норма вступила в силу именно с 2017 года.

Дифференцировать налог и уровень возврата налога по отраслям, конечно же, возможно, но при этом необходимо помнить, что, как правило, товары, которые являются предметом нашего экспорта и, соответственно, импортируются в другие страны, в тех странах, куда они импортируются, облагаются налогом на добавленную стоимость именно тех стран. И смысл возврата НДС не в том, что мы хотим каким-то образом субсидировать экспорт, для этого существуют экспортные субсидии, несмотря на неоднозначное к ним отношение, а в том, чтобы исключить двойное налогообложение. И мы не хотим создавать проблем для наших экспортёров, связанных с двойным налогообложением. А в тех случаях, когда мы хотим изъять у каких-то отраслей сверхдоход, мы используем соответствующие налоги. Например, нефтегазовая отрасль облагается специальными налогами, и налогом на добычу полезных ископаемых, равно как и при добыче другого сырья, а также экспортные пошлины. Спасибо.

Выступление:

– Добрый день. Уважаемый Александр Дмитриевич (Жуков, Первый заместитель Председателя ГД – Прим. ред.), уважаемые коллеги!

НДС – самый тяжелый налог для обрабатывающих отраслей. И как мы сегодня уже услышали и от представителя Правительства, и Николай Васильевич (Коломейцев , депутат фракции КПРФ – Прим. ред.) очень красноречиво об этом сказал, фактически НДС в России используется для перекрестного субсидирования добывающих отраслей за счёт обрабатывающих.

Если пять трлн руб. собирается, и 1,2 трлн возмещается, а, по моим данным, гораздо больше возмещается, вы проверьте, пожалуйста, статистику, вы сказали: 1,2 трлн, по-моему, гораздо больше, может быть, под 1,9 трлн. У нас данные сейчас под два трлн, я думаю, по этому году будет. Получается, что фактически треть собираемого в России НДС возвращается экспортёрам сырья. То есть задумайтесь, как будут развиваться обрабатывающие отрасли, если они субсидируют сырьевые. Вот вам и ответ, почему у нас развивается сырьевая экономика, а не обрабатывающие отрасли.

То, что сказал представитель Правительства, что у нас есть другие механизмы изымания сверхприбылей из добывающих отраслей, на минуточку, как они используются? Да, я согласен, НДПИ, акцизы, и так далее. Но вы эти налоги собираете при реализации на внутреннем рынке, согласитесь, это внутри, всё, что произведено, внутри облагаете, а экспортёрам компенсируют. То есть получается, вы второй раз дотируете экспорт за счёт внутреннего потребителя, то есть вы потребителей нашего сырья за рубежом финансируете за счёт того, что платит наш внутренний потребитель. Где логика, поясните мне, пожалуйста.

То есть вы облагаете российских потребителей в пользу иностранных и российских товаропроизводителей в пользу сырьевиков. Что это за политика такая, вы мне объясните, как это согласовывается с тем, что у вас написано в ваших же документах, где вы даёте приоритет обрабатывающим отраслям, что вы наукоёмкие высокотехнологичные производства должны поддерживать. Этого нет вообще.

Вы вносите нам проект закона, который производителю дает право отказаться от нулевой ставки даже в ущерб себе, вы задумайтесь, вам же коллеги из "Единой России" задали вопрос, вы объясните, пожалуйста, какой предприниматель в здравом уме будет отказываться от возмещения налога? Это значит, что процедура сбора этих бумаг настолько затратная, что он готов просто отказаться от налога, только не иметь дела с налоговой.

Что это значит? Это значит, что путь на экспорт очень тяжёлый. Например, российский товаропроизводитель в машиностроении придумал что-то, и он хочет поставить один образец. Он должен всю эту процедуру пройти, но по предлагаемым вами поправкам он только входит на рынок, а вы ему предлагаете сразу отказаться от возврата, то есть сделать цену на свою продукцию на 18% выше.

Это что, поддержка экспорта? Это вы так экспорт поддерживаете? Николай Васильевич сказал, как Германия делает. А Китай как делает? Там, вообще, заявительный порядок: любая международная выставка, все затраты, включая командировки, китайские товаропроизводители в заявительном порядке предъявляют в бюджет, и им всё оплачивается.

Посмотрите, кто у нас лидеры мирового экспорта? Германия и Китай. Что они для этого делают? Они поддерживают экспорт, Германия этого не делает, а Китай это делает очень активно, дифференцированный возврат налога на добавленную стоимость при экспорте продукции, плюс ещё и субсидирование, плюс – поддержка.

Здесь заместитель Министра экономического развития, хотелось бы, чтобы вы отреагировали потом, в конце, на обсуждение этого вопроса, всё-таки, как вы собираетесь поддерживать наш экспорт?

Конечно, этот законопроект, как уже Николай Васильевич сказал, ровным счётом ничего не меняет в ситуации. Скажем так, была встреча бизнеса с Правительством, есть поручение, и вы формально его выполняете. Вы как бы идёте навстречу бизнесу. То есть галочку поставили.

Это имитация поддержки экспортёров. Это не реальная работа. Мы от вас ждём не имитации, а реальных шагов по поддержке экспортных отраслей, у которых есть экспортный потенциал. Особенно это актуально в условиях международных санкций, когда нам недоступны мировые передовые технологии, которые нам не дают.

И наши предприятия любыми правдами и неправдами, чтобы купить обрабатывающий станок в Германии, по пять, по шесть месяцев получают одобрение местных властей, чтобы поставить в Россию, а сейчас, с введением санкций, этот период ещё вырастает.

И в этих условиях, если у нас, у какого-то предприятия, появляется возможность поставить что-то на экспорт, нужно все условия ему создавать, чтобы оно этот продукт единичный поставило.

Что получается сейчас. Понятно, крупный производитель производит продукцию, у него 18% НДС, он платит, и вдруг у него появляется экспортный контракт, и он его должен поставить, и, получается, он такую кучу бумаг должен собрать. Как они обходят это? Они просто создают компанию, через которую потом на экспорт поставляют продукцию, а она потом годами ведёт переговоры, возит тоннами документацию, обменивается с налоговой инспекцией. Это разве нормально? Понимаете? Это доходов бюджету не даёт и проблемы бизнесу создает. Зачем нам такое регулирование?

Скажите мне, пожалуйста, в чём проблема-то? Почему даже те меры, которые не стоят государству ничего, Правительство не может предпринять? Я понимаю, когда нужны большие деньги на поддержку, и вы говорите: их нет, но тут же мы вам говорим: хорошо, например, есть же позитивные примеры поддержки промышленности, постановление 1432 по поддержке производителей сельхозтехники. За три года увеличение продаж: двукратное и по тракторам, и по посевной технике.

Возьмите и распространите на другие отрасли. Вы говорите: нет денег. Пожалуйста, возврат НДС экспортёрам сырья. Не надо 1,9 трлн, половину хотя бы верните. Этого хватит многократно, чтобы поддержать экспортоориентированные отрасли. Конечно, мы это ваше предложение поддержим, но мы бы хотели услышать и от Минфина, и от Минэка, а что же вы на самом-то деле собираетесь делать для того, чтобы поддержать наших экспортёров?

Официальный сайт Политической партии СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ
Копирование материалов приветствуется со ссылкой на сайт spravedlivo.ru
© 2006-2018