ГлавноеСобытияПартияПрограммаДепутатыФракция в ГД
Лента новостейОфициальноАнонсыСМИФотоВидеоАудиоEnglish

Депутаты фракции "СР" задали вопросы Министру труда и социальной защиты Максиму Топилину

15 марта 2017

15 марта в Государственной Думе в ходе "правительственного часа" с информацией выступил Министр труда и социальной защиты Российской Федерации Максим Топилин. Вопросы министру задали Ольга Епифанова, Олег Нилов и Олег Николаев. От фракции "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" выступил Олег Шеин.

Ольга Епифанова:

Уважаемый Максим Анатольевич! Уже 20 лет у нас есть нерешаемая наболевшая проблема по зарплатам северных и приравненных к ним территорий. Жители по закону должны получать северные надбавки – 70, 120, 130%, увеличенный на две-четыре недели отпуск, отплату проезда к месту отдыха и обратно раз в два года. И все понимают, что ни у региональных бюджетов, ни у бизнеса нет средств, чтобы это бремя нести. И жители по факту получают зарплату гораздо меньше, чем жители центральных и южных районов России, а живут гораздо тяжелее и беднее.

Северные надбавки существуют только в бухгалтерских расчетах, региональным бюджетам для выплаты бюджетникам не хватает по несколько миллиардов рублей, ни один бизнес, кроме нефтегазового, не способен заработать необходимый уровень прибыли, нет смысла производить продукцию, она неконкурентоспособна по себестоимости, молодежь и трудоспособное население активно уезжает. Такая важная для будущего России территория Арктической зоны становится всё безлюднее.

Скажите, пожалуйста, Министерство и Правительство в целом могут как-то реально помочь с выплатами северных надбавок или будем ждать, пока Крайний Север совсем опустеет?

Максим Топилин:

Спасибо, Ольга Николаевна. Действительно, такая проблема есть, но я постараюсь коротко сказать о том, что Правительство не планирует брать на федеральный бюджет обязательства либо региональных бюджетов, либо тем более работодателей коммерческого сектора по выплате районных коэффициентов и северных надбавок.

Что касается бюджетной сферы, то обязательства по выплате районных коэффициентов и северных надбавок исполняются всеми бюджетами субъектов Российской Федерации в полном объеме, у нас нет данных о том, что субъекты эти выплаты не платят. Заработные платы и соответственно прожиточные минимумы там, где установлены северные надбавки и районные коэффициенты гораздо выше, это статистика подтверждает, мы вам можем данные такие представить. Но я ещё раз хочу подчеркнуть, чтобы брать эти обязательства на федеральный бюджет, это будут триллионы рублей, как минимум, то есть, здесь просто экономически это не то, что нецелесообразно, это требование к оплате труда в том или ином регионе. Это можно точно также сказать, а давайте электроэнергию там меньше, чтобы платили предприятия или что-то ещё в этом русле. Мне кажется, нужно просто следить за тем, чтобы предприятия разных секторов обеспечивали начисление этих выплат в полном объёме, этим занимается инспекция по труду. Если есть какие-то вопросы, мы всегда готовы трудовые права работников защитить. Спасибо.

Олег Нилов:

Максим Анатольевич, сегодня в повестке дня 37-м вопросом стоит наш законопроект, который призван хотя бы нивелировать вопиющую несправедливость в зоне вашей как раз ответственности, там речь идет об ограничении зарплаты топ-менеджеров госкорпораций, госпредприятий, где собственником является государство.

Совершенно потрясающие скандалы, в том числе и сегодня в очередной раз на эту тему, где мы слышим о том, что их зарплата в тысячи раз больше, чем зарплата простых трудящихся в бюджетной сфере, в сотни раз больше, чем ваша зарплата и даже зарплата Президента. Но заключение Правительства отрицательное. И вы тоже против ограничения. У вас не получается ни поднять МРОТ для трудящихся и вы против того, чтобы ограничить зарплаты этих гениев, этих выдающихся таких эффективных менеджеров. Может быть, если у вас не получается ни то, ни другое, ни смелости не хватает ограничить, может пусть они придут в Правительство и сделают так, чтобы хватало денег бюджетникам, миллионам причем бюджетников, и пенсионерам.

Объясните, почему вы против этого законопроекта? Спасибо.

Максим Топилин:

Спасибо, уважаемый Олег Анатольевич. Я объясню, почему мы против. Всё дело в том, что там, где государство путем законодательных норм и прямых норм законодательства и Трудового кодекса, прежде всего, может, с точки зрения своих полномочий влиять на эти процессы, там мы это сделали, и в том году приняли все необходимые поправки в Трудовой кодекс по бюджетным организациям, по федеральным государственным унитарным предприятиям, муниципальным унитарным предприятиям.

Здесь же речь идет о самостоятельно хозяйствующих субъектах, здесь есть другие инструменты. Я согласен, наверное, с тем, что ими надо пользоваться, но это инструменты, которые называются участием представителей государства в собраниях советов директоров и так далее, и так далее, есть директивы Правительства по этому поводу и работа в этом направлении ведется. Мы говорим только о том, что не надо это в законодательство вносить. Есть уже полномочия это делать, и мы сейчас совершенствуем этот вопрос тоже постоянно. Есть поручение по анализу этой ситуации.

Сегодня то, что вы говорите о сегодняшней ситуации в прессе, это как раз касается другого, это ФГУП "Почта России", по этому вопросу идут следственные мероприятия, и в рамках следственных мероприятий выносятся соответствующие решения.

Как я уже сказал, мы по ФГУПам тоже дополнительные ограничения сейчас ввели не только для директоров, но и для заместителей директоров, и для главных бухгалтеров.

Олег Николаев:

– Уважаемый Максим Анатольевич!

Вчера на встрече с работниками прокуратуры Президент страны отметил особенную важность, своевременность выплаты заработной платы, то есть даже не размер, а своевременность выплаты самой заработной платы, заработанной людьми.

Я хочу обратить ваше внимание на Чувашскую Республику. В государственном унитарном предприятии "Чувашавторанс" водители не получают зарплату пять месяцев. Долг по зарплате составляет 67 миллионов. В то же самое время по расчетам самого предприятия бюджет за перевозку социальных категорий населения должен им 127 миллионов рублей. В результате соответственно сокращение рейсов, люди не могут доехать до районных центров, в том числе, для получения тех же социальных пособий.

Я по этому поводу обращался к Председателю Правительства, поэтому хотел бы вас попросить взять, в том числе, на контроль этот вопрос. Я хотел бы услышать ваш комментарий. Как вы считаете, такого рода поведение государства по заработной плате как влияет вообще на общую трудовую культуру?

Максим Топилин:

Спасибо. Это, конечно, очень плохо влияет, и государство занимается тем, чтобы вообще уйти от всех этих ФГУП, МУП и так далее – такая стратегическая задача.

Поэтому, если это предприятие коммерческое, оно должно работать как коммерческое предприятие по большому счёту. Я возьму этот вопрос на контроль, мы обязательно с этим разберемся, поймем, где там бюджет что-то должен, обязательно и с губернатором, и инспекция наша поработает, и попытаемся тему эту просто, что называется, решить и силовыми способами в том числе.

Выступление Олега Шеина:

– У нас сегодня заслушивается информация Министерства труда, и очевидно, мы должны говорить про труд и заработную плату, а не про какие-то вторичные вещи.

Нам часто говорят, что в России недостаточно высокая производительность, слабая экономика, как бы то ни было, Россия по внутреннему валовому продукту в расчете на душу населения находится на 49-м месте в мире, а по минимальной заработной плате – на 94-м, причём в 2015 году это было 75-е место. То есть вот она работа Правительства Российской Федерации и профильного Министерства по итогам прошлого года: было 75-е место, стало 94-е. Причем я беру минимальную зарплату по индексу покупательной способности, а вовсе не по номиналу.

Кто впереди оказался, в отличие от нас? В России часовая эта условная, по условному доллару заработная плата составляет 1,49 доллара, во Вьетнаме и Армении – 1,57, в Республике Чад (это Центральная Африка) – 1,68. С Гондурасом год назад мы соревновались. У нас добавили 300 рублей, там тоже добавили. И теперь, если у нас минимальная зарплата часовая 1,49, то у них – 1,94. Алжир – 2,84, Турция – 5,46.

Эти крошки с барского плеча прошлого года – 300 рублей повышение минималки, по отношению к национальной экономике эта нагрузка в размере 0,022%, от бюджета – 0,01% – это издевательство над работниками Российской Федерации.

Нам могут сказать, что минимальная зарплата не совсем соответствует подлинным критериям, давайте смотреть среднюю заработную плату.

Во-первых, начнём с того, что в средней заработной плате у нас учитываются только официальные работники. Десятки миллионов людей, занятые неофициально, в ней не учитываются.

Средняя заработная плата у нас порядка 600 долларов США официально. В Южно-Африканской Республике – 1300, причём цены мало отличаются, где-то даже и меньше, о чём российские туристы и мигранты пишут, любой может сравнить эти цифры и посмотреть. Вот работа Правительства, работа не только финансового, но и социального блока и профильного Министерства труда.

Нелегальная занятость по оценкам Росстата – 15 миллионов человек, по оценкам РАНХиГС – порядка 30 миллионов граждан России работают неофициально. Это не их вина, это не какие-то самозанятые. Там есть доля предпринимателей неофициальных: водителей, торговцев. Это в первую очередь наёмные работники. Доля неофициальной занятости составляет в общепите порядка 40%, в сфере услуг – порядка 25%, в строительстве – 15%. Почему они стали неофициально занятыми? А потому что Правительство Российской Федерации, которое не только исполнитель законов, но и создатель, и потом через фракцию большинства законы проводятся здесь, в Госдуме Российской Федерации, ещё и 17 лет назад разгромило прежние трудовые права, запретило забастовки, запретило право на переговоры всем профсоюзам, где численность составляет менее 50% от работников, и ввело такие правила, при которых человек, который пытается защитить своё право на заработную плату, рискует быть уволенным на следующее же утро. Это работа Правительства Российской Федерации, социального блока и Министерства труда, включая профильного министра в том числе, а не чья-нибудь чужая.

Регулируют эти запреты что-то? Нет, не регулируют. Если верить Росстату, в том году у нас было три забастовки, в которых официально приняли участие 58 человек.

Если исходить из данных Центра экономических и политических реформ, которые каждую стачку фиксируют и указывают её, расписывают официально, число приостановок работы – более 200. То есть, как при царе 100 лет назад: есть запретительные меры, они не работают, правда, не расстреливают. Единственное отличие в сравнении с тем, что было до 1917 года.

А почему так происходит? Потому что у нас совершенно кривое распределение национального ресурса и одному проценту верхушки принадлежит порядка 70% социального богатства.

Что необходимо делать? То, о чём говорит "СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ" – это повышать минимальную заработную плату до отметки не менее, чем в Турции, то есть до уровня 20-25 тысяч рублей.

Это не фантастика – это соответствует реальному труду российских работников и реальной производительности труда российских работников и смежные профессии авиадиспетчеров, лётчиков, докеров это демонстрируют. Снимать ограничения в рамках права на забастовку, значит давать право всем профсоюзам на коллективные переговоры, это, безусловно, отменять регресс при ставках в Пенсионный фонд и в Фонд социального страхования, что даст 700 миллиардов рублей плюсом. То есть менять в целом социальный курс в стране и тогда минимальная заработная плата в России не будет меньше, чем в Республике Чад и тогда у нас не будет массовой миграции профессиональных работников за границу, и тогда у нас будет работать внутренний потребительский спрос, внутренний рынок, правда, очевидно, это невозможно при действующем Правительстве Российской Федерации.

Спасибо.

Официальный сайт Политической партии СПРАВЕДЛИВАЯ РОССИЯ
Копирование материалов приветствуется со ссылкой на сайт spravedlivo.ru
© 2006-2017